«Он работал во многих литературных жанрах. Писал романы, повести, публицистику, фантастику, сказки… У него были читатели всех возрастов: от малышей, для которых он писал замечательные сказки, до тех взрослых читателей, которые были захвачены поисками, драмами и достижениями современной науки».

Лев Разгон прав: о книгах Александра Шарова тепло вспоминают разные люди и по разным поводам. Любители фантастики разыскивают давно не переиздававшиеся повести «После перезаписи», «Остров Пирроу» и «Редкие рукописи». Бывшие малыши, а ныне — родители, достают с заветной полки любимые сказки с картинками Ники Гольц («Мальчик Одуванчик и три ключика», «Человек-Горошина и Простак», «Кукушонок, принц с нашего двора»), чтобы прочитать собственным детям. А критики и литературоведы буквально сдувают пылинки с книги о сказках и сказочниках «Волшебники приходят к людям».

По словам Л.Разгона, сам Александр Израилевич ценил эту книгу больше всех остальных и продолжал над ней работать, даже когда она вышла двумя изданиями. Наверное, потому, что именно в ней ему удалось выразить все самые главные свои взгляды.

«Книга эта не исследование и не сборник биографий, — отмечает Л.Разгон. — Это рассказ писателя о месте сказки в жизни человека и человечества… Когда читаешь книгу «Волшебники приходят к людям», невольно ловишь себя на том, что это повествование о реальных людях, вошедших в историю мировой литературы, читаешь как сказку. То, что автор считает главными приметами сказки, пронизывает каждую страницу книги. Но происходит это потому, что тот, кто написал эту книгу, сам сказочник».